Большие круглые щиты викингов изготовлялись, судя по всему, в соответствии с некой особой традицией. Наиболее известные примеры целых образчиков — те, что располагались на бортах корабля из Gokstad, Норвегия (рис 1.) — датируются 905 г.н. э. (Bonde and Christensen 1993). Они сходны со щитами из Thorsberg (Raddatz 1987).

Конструкция и размеры.

Обычный размер щитов того времени — 80-90 см в диаметре. Для сравнения – щиты, найденные в языческих англо-саксонских захоронениях (23 экз.) – от 42 до 92 см; из Thorsberg– 7 экз., римский железный век – от 65 до 104 см диаметром; Valsgarde, Швеция – 3 экз., Вендельский период – от 84 до 110 см диаметром ). Поле щита было плоским; изготавливалось из одного слоя планок (досок), сбитых(скрепленных) вместе. Щиты из Gokstad сделаны из семи или восьми сосновых планок (мягкая древесина хвойных пород, судя по всему, использовалась в большинстве случаев, но не всегда) различной ширины, причем вариант с меньшим количеством более широких планок, как кажется, более практичен; например, центральная планка щита вендельской эпохи из Valsgarde была шириной 52 см. Толщина планок обычно составляла 6-10 мм; к краям уменьшалась. Подтверждения гипотезам о существовании многослойных конструкций пока не найдено (Hдrke 1981).

Рис.1 – щит из захоронения в Gokstad, Вестфолд, Норвегия, 905 н.э. Диаметр 94 см (Nicolaysen 1882). а. Вид спереди . Тип умбона — Rygh 564. b. Обратная сторона; видны отверстия для прикрепления обода (обшивки) и одна деревянная планка, служащая рукоятью – остальные элементы усиления конструкции, видные на фото, являются современными добавлениями. с. Разрез-вид сбоку; видно утоньшение к краям.

Планки по возможности приклеивались одна к другой. Кроме того, дополнительную прочность придавали умбон, рукоять и обод (обшивка края) (см. ниже), а также покрытие из кожи. На некоторых щитах из Birka было лицевое покрытие из тонкой кожи, а некоторые ранние английские щиты были покрыты ею с обеих сторон (Arwidsson 1986; Dickinson and Hдrke 1992). Тем не менее, планки гостадских щитов были раскрашены, что говорит о том, что покрытия из кожи на них не было (Lowe 1990). Можно даже предположить, что их форма и хрупкость конструкции предполагали только лишь использование в захоронении, для чего они и были сделаны; вряд ли это были боевые щиты. Интересно отметить, что щиты из Gokstad конструктивно похожи на щит, найденный в торфяном болоте в Tirskom, Латвия (Тирском торфянике).

Рис 1.1 – Щит 1, найденный в Tirskom, Латвия. Слева – найденный, справа- реконструкция.

Щит 1. Этот щит, датированный 9м веком, был собран из шести еловых или пихтовых планок (Yrtan 1961). Диаметр щита – 85.5 см, толщина планок – 0.6 см. С обеих сторон щит покрыт кожей, и проложен спрессованной травой, возможно в целях смягчения удара. В некоторых местах на краю кожа зафиксирована (прибита (?) или пришита (?)). Интересно, что умбон щита из Тирского торфяника сделан из дерева, хотя и идентичен по форме и размерам местным железным образцам (еще один деревянный умбон был найден на месте поселения славян в GrossRaden, Северная Германия). Умбон имеет размеры 13.1 на 10.5 см и закрывает отверстие в центре шириной 11.5 см . Приклепан 14-ю заклепками (которые не сохранились). Следы ударов на поверхности кожи и умбоне говорят о том, что щит использовался в сражении.

Щит 2. От второго щита, найденного в Tirskom, была найдена только средняя планка, а вернее, только ее часть . Она была изготовлена из какого-то вида хвойного дерева и имеет размеры 68 х 11.8 х 1.4 см. Четырехугольное отверстие для руки расположено (предположительно) в центре поля , предполагая таким образом ширину щита в 73 см. Интересно, что поле изогнуто , возможно это был выпуклый щит.

Умбон.

В центре щита делалось круглое отверстие (по крайней мере таким оно было в щитах из Gokstad; овальные, 8-и D-образные известны по материалам, относящимся к вендельскому и более ранним периодам. У второго щита из Tirskom отверстие было квадратным). Оно (отверстие) закрывалось полусферическим железным умбоном диаметр которого составлял около 15 см (вместе с полями) ; умбон прикрывал рукоять. Железо на куполе было довольно толстым (3-5 мм), хотя поля умбона были тоньше (Примечание С.К.: замеренные мною около десятка древнерусских умбонов дали толщину – ок.1,5 мм, так что 3-5 мм это явный перебор).

Умбон был двух основных форм – ранний стиль (вариант) имел высокий купол и четкую «шею»(шейку, перехват)(рис.2-а) Поздний стиль (вариант) – низкий купол без «шеи»(рис.2-b), хотя полного вытеснения раннего стиля поздним не произошло. Менее распространенными были низкий вариант (рис.2-c), и сфероконический (рис.2-d), иногда с выступом на верхушке.

Рис. 2 – умбоны щитов.

Единственные примеры умбонов с зубчатыми краями известны из Telemark, Норвегия (рис. 3-а); Birka, Швеция и Ile de Groix, Франция (рис. 3-е). В последнем захоронении было найдено несколько уникальных умбонов с необычно сделанными фланцами (рис. 3-d,c,d,e), возможно, западноевропейского происхождения (Mueller-Wille 1978).

Обычно умбон прикреплялся железными гвоздями (заклепками), острия (концы) которых были либо загнуты, либо расклепаны с обратной стороны щита (рис. 3-d, h). (Примечание С.К.: наиболее распространено именно крепление гвоздями, заклёпки встречаются, но реже). В найденных в Birka образцах обычно по 4 гвоздя, иногда шесть (как и в Gokstad). Встречаются и случаи крепления пятью заклепками , как в Cronk Moar, Man и Groix, Франция.

Поля некоторых умбонов были расположены под углом, возможно потому, что они крепились на выпуклое поле щита. Из Birka также происходят экземпляры умбонов, поля которых были украшены накладными пластинами из цветного металла (рис. 3-f,g), а шляпки заклепок были инкрустированными(?) или лужеными (Arwidsson 1986).

Рис.3 – умбоны щитов. a — умбон с зубчатыми краями, Telemark, Норвегия. b-e — Ile de Groix, Франция. Концы гвоздей чаще расклепаны нежели загнуты. f – Birka, показана аппликация лужением. g – Birka, медная окантовка на фланце. h – Birka, на виде сбоку заметен загиб заклепок.

Рукоять.

По всей видимости была только деревянной, судя по в большинству захоронений, где остатков не так много, как в Gokstad; там тонкая планка приклепана к доскам от края до края и служит рукоятью (в месте где пересекает центральное отверстие) (см. рис.1). На более красиво сделанных щитах на деревянную сердцевину накладывалась выгнутая железная пластинка, обычно орнаментированная гравированным бронзовым листом или серебряной инкрустацией (рис.4-а)

Рис. 4 – рукояти щитов, 10 в. a – два фрагмента украшенной серебром железной рукояти с деревянной сердцевиной из захоронения в Hedeby, Шлезвиг-Голштейн, Германия. b — фрагмент «лопатовидного» окончания рукояти, Gokstad. c-d – трехконечные бронзовые крепления для рукояти в форме человеко-животных образов, захоронения Hedeby и Birka.

Рукоять была длинной, часто пересекала весь диаметр щита и была утоньшалась к концам. К окончаниям рукояти могла быть приделана «лопатовидная» накладка, которая также приклепывалась (рис.4-b); либо все крепилось различными бронзовыми креплениями (накладками) (рис. 4-c, d). Иногда заклепки, державшие умбон, проходили и через рукоять. Рукоять могла быть обмотана кожей.

Усиление края.

Большинство находок не подтверждает наличия усиления края, что возможно говорит или о его (усиления) отсутствии, или об изготовлении из материала, который сравнительно быстро портится, и, следовательно, до нашего времени не сохранился. В щитах из Gokstad были просверлены маленькие отверстия на расстоянии около 2 см от края с интервалом в 3.5 см ( рис. 1-a,b), возможно для того, чтобы крепить обод, все остальные следы которого не сохранились. Можно предположить, что по краю проходила полоса кожи, прихваченная стежками либо прибитая тонкими гвоздями.

Рис. 5 – Металлические фиксаторы от ободов щитов. a – захоронение в Birka, Швеция. Тип А –простая U-образная скобка. b – захоронение в Birka, Швеция. Тип В – с расширением для крепления кожаной полосы. c – Lindholm Hшye 1112, Дания. Видны следы чеканки (?) вокруг заклепки.

В захоронениях иногда встречаются маленькие скобки ,сделанные из железных или бронзовых пластинок (рис. 5). Скобки иногда украшались лужением, чеканкой или гравировкой (рис. 5-c). В Birka были найдены щиты, у которых скобки были пригнаны одна к другой непрерывно по краю (рис. 6); однако сохранились лишь фрагменты обода.

Рис. 6 – Захоронение в Birka Bj736, 10 в. а – щиты, как они найдены при раскопках. b – реконструкция.

Иногда несколько скоб были распределены равномерно по ободу, возможно для закрепления по краю кожаной полосы, следы от которой иногда остаются. Скобы из захоронения Bj 850 были закреплены поверх каймы из кожи (рис. 7) хотя их небольшое количество и неравномерное распределение дают повод предположить, что это (крепление кожи) – не основное их предназначение. Они, например, могли укреплять стыки планок или поврежденный край.

Рис. 7 – Захоронение в Birka Bj850, 10 в. a – щит, как от найден при раскопках (Arbman, 1943). 1 — умбон, 2 – скобки обода, 3 –окончание рукояти (возле остатков). b – реконструкция щита (Peter Beatson). c – разрез — участок с бронзовой скобой; показаны материал щита, кожаные облицовка и полоса по краю.

Другие металлические части

Все остальные металлические части, включая заклепки (рис. 8-а) попадались в основном случайно. В некоторые могилах в Birka находили по одному или два колечка, закрепленных в «ушках» кронштейнов (рис. 8-b, c), которые проходили через поле, а иногда и через рукоять щита, в то время как кольцо находилось с тыльной стороны. Возможно, они служили для того, чтобы вешать щиты, а возможно – чтобы крепить кожаную полосу (веревку) для удобства переноски.

Рис. 8 – металлические части. a — захоронения в Birka Bj727, 10 в. Заклепка служила для крепления рукояти к щиту. b — захоронения в Birka Bj407. Кольцо и крепление аналогичны всем остальным найденным в Birka c – схематическое распределение кронштейнов с кольцами на тыльной стороне щитов из Birka, указаны номера захоронений. a,b – из Arbman (1943)

В захоронении в Valsgarde, датирующимся 11 в., был найден щит, починенный путем приклепывания 13 тонких медных полосок (15-30 по 6-7 мм) по пролому (Museum of Norse Antiquities, Uppsala Sweden: pers. obs. 1994).

Украшения

Археологические, равно как и литературные и художественные источники показывают, что щиты часто раскрашивались. Лицевые части щитов из Gokstad были раскрашены в желтый (? аурипигмент =As2O3) или черный (? древесный уголь) цвета ; щиты разных цветов располагались по бортам поочередно (Lowe 1990; Nicolaysen 1882). Возможно, были распространены и красные щиты (красные пигменты, судя по всему, добывались из минералов, например красная охра (Fe2O3 как на статуэтке из Jelling (Marxen and Molkte 1981), или киноварь (HgS, как на щите из Illerup, 200 г н. э. (Forhistoriskmuseet, Moesgard Дания: pers. obs. 1994). На той же статуэтке был обнаружен темно-синий пигмент, изготовленный путем смешивания измельченного мела со жженым органическим материалом (? древесный уголь ) и желтым компонентом (аурипигмент As2O3) на масляной основе). Красный щит был отмечен на Датском руническом камне (?) (Roesdahl 1992), а также существуют упоминания о таких щитах в сагах. Распределение пигментного слоя на щите на ЭВ из Va lsgarde показывет, что щит был красный (G. Hedlund, Uppsala Universitet: pers.comm. 1993). Щиты, относящиеся к римскому железному веку (из Thorsberg) были раскрашены в красный или голубой (Nationalmuseet, Copenhagen: pers. obs. 1994).

Фрагмент из Ballateare, Мэн, дает повод предположить, что кожаная облицовка щита была раскрашена черно-красными узорами по белому полю (см. рис.9). Предполагается , что было использовано gesso (органическая матрица, такая как желток яйца). Следы белой краски были найдены на деревянном фрагменте щита из Manx Cronk Moar (Bersu and Wilson 1966).

Довольно часто на щитах в изображениях викингов (рис. 11) можно видеть «заворачивающиеся» по спирали линии (рис 11 – a,b,c,d) (так называемое «сегнерово» колесо или «вихревая розетка»). Их можно интерпретировать как усиливающие металлические полосы (археологами не найдены), прошивку на кожаной облицовке, или границу между сегментами раскраски разных цветов, как показано в нескольких франкских манускриптах 10 века (рис. 13). Примером украшений для щитов могут также быть орнаменты на сохранившихся раскрашенных деревянных вещах (та самая статуэтка, про которую уже говорилось выше, доска со змеей из церкви Horning, Дания и разрисованный рунный камень из двора церкви святого Павла, Лондон, многочисленные раскрашенные вещи из Осеберга и Gokstad, Норвегия , раскрашенная доска из захоронения в Ladby, сундук (гроб) в захоронении в Birka (рис 12).

Рис.11 – щиты в современном искусстве. a,b — рисунки на камне, Готланд, 7-8 вв. c, d — серебряные подвески в виде щитов, Birka, Швеция, 10 в. e – бронзовая подвеска «валькирия», Hedeby, Германия, 10 в. f — фрагменты гобеленов, Осеберг, Норвегия ок. 834 г.

Рис.12 – рисунки с маленького гроба из захоронения в Birka. Стиль имеет сходство с щитом из Ballateare.
Рис.13 – щиты со спиралевидным узором и сегментарной раскраской, Golden Psalter of St. Gall, Frankish, 10 в.

Украшения из металлических пластин в виде животных или птиц, прикреплепленные к лицевой части щита ограничиваются периодом, предшествовавшим эпохе викингов, хотя аппликация из деревянных полос и предполагается для щита из Cronk Moar (Bersu and Wilson 1966). О других украшаемых частях щита (умбонах, рукояти, скобках) было рассказано выше.

Техника боя.

Анализ показал, что основным применением больших круглых щитов была защита от метательного оружия, в то время как поединки осуществлялись клинок-на-клинок (SchloЯ Gottorf: Archдologische Landesmuseum der Christian-Albrechts Universitдt, Schleswig Germany: pers. obs. 1994). Тем не менее, использование щитов в рукопашной схватке тоже имело место быть. Железный умбон эпохи викингов (в отличие от тонкого бронзового Римского Железного Века) наводит на мысль о смене стиля рукопашного боя, когда стало возможным парирование ударов умбоном. Тонкое поле легко расщеплялось, что, возможно, так и задумывалось, для того, чтобы оружие противника застревало.